Бухгалтерский учет товарных фьючерсов

Edgar Degas. The Cotton Exchange in New Orleans. 1873

(Статью Бухгалтерский учет товарных фьючерсов для Украины см. ТУТ)

Говорят, развитие рынка товарных деривативов в стране затрудняют, кроме прочего, еще и особенности национального бухучета и налогообложения. Но, если действующие в РФ налоговые правила и могут вызывать вопросы, то принятые стандарты учета в неразвитости этого рынка не повинны точно: бухгалтерский учет отражает то, что происходит, а не то, что хотелось бы видеть. В предлагаемой статье предпринята попытка посредством учетной логики показать, каким образом операции с товарными фьючерсами увязываются с налогом на добавленную стоимость, а, значит, как, по мнению автора, следует трактовать п.12 п.2 ст.149 Гл.21 НК РФ.

Срочный рынок: зачем и кому это нужно

Товар в обмен на товар, товар в обмен на деньги или деньги на товар, – причем сейчас и немедленно, – все это спотовая торговля, рынок spot. Возможность продать/купить товар потом, но по цене сегодняшней, открылась торговцам с появлением форвардов. Со всех концов света торговцам легко заключать форвардные контракты, но совсем невозможно свезти весь свой товар в одно место. Потребовалось создать систему взаимных расчетов – клиринг, чтобы получить возможность купить у одного, продать другому, третьему, etc. и переложить поставку на первого участника сделки. Так, параллельно с товарами, на срочном рынке стали обращаться контракты. Но, оказалось, еще лучше – ничего не покупать у партнеров по сделке, т. е. приобретать товары как обычно «у себя под боком», а с помощью срочных контрактов управлять ценой, уменьшая т. о. свои издержки и, соответственно, увеличивая доходы (если повезет, конечно). Это называется хеджированием. Неплохо также поучаствовать в торгах без намерений что-либо покупать/продавать, но с желанием заработать (и, рискуя потерять) на колебаниях цен. Это называется спекуляцией. От того, с какой целью тот или иной участник торгов выступает на срочном рынке, – с целью хеджирования или с целью спекуляции, – зависит методика бухгалтерского учета срочных сделок.

Но прежде чем перейти к вопросам бухучета – несколько замечаний, дабы прояснить, что же на самом деле стоит за определением термина фьючерс, и что является объектом бухгалтерского учета у хеджера, а что – у спекулянта.

Фьючерс как стандартный контракт

Фьючерс принято называть стандартным контрактом. Очень важно понимать, что стандартом в деривативах является не бумажный/электронный бланк (пустой или заполненный), а строго определенная (стандартная) партия базисных активов строго определенного качества, строго определенного количества и т. д. с наличием других строго определенных параметров, что и делает этот контракт стандартным. А от того – удобным для биржевых торгов, как отдельная единица – лот. В торгах принимает участие только целое количество фьючерсов. Один фьючерс – это одна стандартная партия базисных активов.

И еще, что не менее важно. В распространенных определениях термина фьючерс обычно оговаривается, что это контракт на поставку в будущем стандартной партии товара по согласованной цене. То, что это никакая не поставка, точнее – не контракт между какими-либо субъектами, а просто заявка на покупку/продажу товара в будущем – это многим уже понятно. Осталось понять, что эта поставка, – буде такая состоится, – вовсе не по заранее согласованной цене происходит, а как раз по самой что ни есть текущей рыночной. Другое дело, что потери от роста цен (это для покупателя, для продавца – от снижения цен), покрываются за счет положительного остатка вариационной маржи, если такой образуется на момент закрытия позиции.

Хеджер и спекулянт: задача общая – цели разные.

Итак, если выразиться по существу вопроса: никто никому ничего не продает ни дешевле, ни дороже – никаких «заранее согласованных цен» во фьючерсной торговле не бывает. Хеджер сам, и только сам себя страхует от ценовых рисков.
Хеджер, занимая позицию продавца/покупателя на рынке фьючерсов, не зарабатывает какие-то дополнительные доходы, он управляет ценовой политикой своего предприятия. Цель хеджирования – полное или частичное устранение определенного риска, а не получение прибыли как таковой. Хеджирование – не отдельная операция, а одна из функций, составляющих ту или иную операцию текущей деятельности организации. Поэтому бухгалтерский учет фьючерсных операций у хеджера неразрывно связан с учетом тех активов или обязательств, по которым проводится хеджирование. Аналогично рассматривается и налогообложение.

Целью спекулянта не является устранение риска, он сознательно идет на риск, его цель – прибыль. Спекулянт не располагает при этом (и не планирует располагать) какими-либо активами, которые для выбранного им производного инструмента являются базисными. Поэтому бухгалтерский учет фьючерсных операций у спекулянта не связывается ни с какими другими активами или обязательствами, кроме тех, которые обособленно возникают в процессе ведения таких операций. Иначе говоря, прибыли/убытки от спекулятивных операций с фьючерсами формируются обособленно и квалифицируются как доходы/потери от внереализационных операций. С соответствующими налоговыми последствиями.

Товарные фьючерсы в бухгалтерском учете

Предлагаемые ниже схемы бухгалтерских проводок могут применяться прямыми участниками торгов при совершении ими фьючерсных сделок от собственного имени и за собственный счет (т. е. когда такой участник выступает дилером). Если же прямой участник торгов совершает фьючерсные сделки за счет и от имени клиента (т. е. выступает брокером), то бухгалтерский учет таких операций он ведет в порядке, общеустановленном для отражения обычных посреднических операций. Следовательно, в последнем случае, все указанные ниже операции проводятся в учете предприятия-клиента (косвенного участника), выступающего [через посредство профессионального участника] в качестве хеджера или спекулянта. Единственное, чем они будут отличаться, это дополнительными проводками по начислению и выплате комиссионных брокеру, если речь идет об учете клиента. В примерах эти проводки, ради упрощения и в силу их понятности, упускаются. Зная, что на практике не бывает такого, чтобы положительный остаток вариационной маржи на дату закрытия позиции поступал на счет хеджера полностью, без удержаний за всевозможные услуги, автор намеренно идет на упрощение, «для чистоты эксперимента» – так удобнее проследить логичность действующих бухгалтерских стандартов и налоговых правил.

Пример 1. Учет у покупателя (являясь покупателем на реальном рынке, на срочном рынке он занимает позицию продавца)

Условия. В ходе торгов организация приобрела фьючерсный контракт на продажу сахара на сумму 115,0 млн. руб.1 Затем, организация закрыла свою позицию, купив противоположный контракт (т. е. контракт на покупку сахара) на сумму 120,0 млн. руб. При закрытии позиции образовалась положительная вариационная маржа в размере 5,0 млн. руб. (120,0 – 115,0), которая была перечислена биржей на счет организации.

В бухгалтерском учете этой организации указанные операции будут отражены следующим образом:

Табл. 1.

№ п/п Содержание операции Обороты по счетам Сумма
Дебет Кредит
1. Внесение организацией-участником торгов гарантийного взноса (маржи) на счет биржи. 76/5 51 3500
После закрытия позиции:
1-й вариант (для хеджеров)
2. Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса 51 76/5 8500
3. Приобретение сахара на рынке spot:
3.1. Поступление сахара от поставщика 10/1 60 120000
3.2. НДС 19/3 60 12000
3.3. Оплата поставщику сахара 60 51 132000
3.4. НДС 68 19/3 12000
4. Положительная вариационная маржа зачисляется в уменьшение затрат на приобретение сахара (красным сторно) 10/1 76/5 5000
5. Начислены налоговые обязательства по НДС 10/1 68 500
2-й вариант (для спекулянтов)
2. Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса 51 76/5 8500
3. Положительная вариационная маржа зачисляется в доход 76/5 91/1 5000

В итоге получается, что хеджер, в конце концов, приобрел партию сахара за 115,0 млн. руб., несмотря на то, что уплатил за него поставщику 120,0 млн. руб. (см. пров. 3.1 и пров.4). Ведь те 5,0 млн. руб. маржевого дохода, полученные им благодаря хеджированию, полностью покрыли «переплаченную» на рынке spot сумму. Что касается НДС, то поставщику по его же счету-фактуре бывший участник биржевых торгов платит все 12,0 млн. руб., которые затем засчитываются в уменьшение обязательств по этому налогу, начисленных за отчетный период. Но вместе с тем возникает, казалось бы, несоответствие. Ведь благодаря хеджированию стоимость партии товара обошлась этому налогоплательщику в 115,0 млн. руб., а не в 120,0. Следовательно, «входной» НДС должен равняться сумме 11,5 млн. руб. (10% от 115,0), а не 12,0 млн. руб. (10% от 120,0). Поэтому сумму «входного» НДС, несмотря на то, что поставщику сполна были уплачены 12,0 млн. руб., необходимо уменьшить на 0,5 млн. руб., приходящиеся на доходы, полученные в виде положительной вариационной маржи. В итоге «входной» НДС равен 11,5 млн. руб. – сумме, соответствующей реальной стоимости приобретенной на рынке spot партии сахара, что вполне отвечает как налоговым правилам, так и учетной логике. Что, в свою очередь, вполне объяснимо с точки зрения цели хеджирования, – напоминаем: она состоит в устранении/минимизации риска потерь, а не в получении дополнительной прибыли. Это если попытаться выразить кратко почему.

Что касается спекулятивных операций, то об обложении таких доходов НДС речь не идет. По крайней мере, среди объектов налогообложения ничего подобного в ст.146 гл.21 НК РФ не значится.

НДС «по справедливости».

Анализ, сделанный выше, показал, что от налоговых обязательств по НДС на сумму полученной покупателем положительной вариационной маржи никуда не деться: с одной стороны, «входной» НДС покупатель перечисляет поставщику в полной мере, т. е. на всю стоимость закупленного на рынке spot товара, с другой, эта сумма налога корректируется на величину, которая соответствует сумме полученной путем хеджирования прибыли – маржевого дохода. Иными словами: если закупка товара по факту обошлась хеджеру дешевле, чем покупателям, которые не страховали свои риски, то этот успех он обязан разделить с государством. Можно сказать, что это будет и по закону, и по справедливости. Уже хотя бы потому, что стоимость таким способом приобретенного товара оказалась ниже его справедливой (текущей рыночной) стоимости.

Получает ли продавец желаемую выручку, если свою позицию на срочном рынке он в подходящий момент закрывает [противоположным контрактом], а свой товар он реализует на рынке spot, т. е. просто отпускает со склада, условно говоря, первому попавшемуся покупателю – об этом следующий пример.

Пример 2. Учет у продавца (являясь продавцом на реальном рынке, на срочном рынке он занимает позицию покупателя)

Условия. В ходе торгов организация приобрела фьючерсный контракт на покупку сахара на сумму 120,0 млн. руб. Затем, организация закрыла свою позицию, купив противоположный контракт (т. е. контракт на продажу сахара) на сумму 115,0 млн. руб. При закрытии позиции образовалась положительная вариационная маржа в размере 5,0 млн. руб. (120,0 – 115,0), которая была перечислена биржей на счет организации.

В бухгалтерском учете этой организации указанные операции будут отражены следующим образом:

Табл. 2.

№ п/п Содержание операции Обороты по счетам Сумма
Дебет Кредит
1. Внесение организацией-участником торгов гарантийного взноса (маржи) на счет биржи. 76/5 51 3500
После закрытия позиции:
1-й вариант (для хеджеров)
2. Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса 51 76/5 8500
3. Продажа сахара на рынке spot:
3.1. Отгрузка сахара покупателю (115,0 + 11,5 НДС) 62 90/1 126500
3.2. Положительная вариационная маржа зачисляется
в доходы от реализации с учетом НДС на маржевой доход
(5000 х 1,1 = 5500)
76/5
91/2
90/1
90/1
5000
500
3.3. Налоговые обязательства 90/1 68 12000
3.4. Поступление денег от покупателя 51 62 126500
2-й вариант (для спекулянтов)
2. Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса 51 76/5 8500
3. Положительная вариационная маржа зачисляется в доход 76/5 91/1 5000

Пример показал, что учет маржевых доходов у спекулянтов, как выступающих с позиций продавца, так и выступающих с позиций покупателя, проводится по одной и той же схеме. «Хеджерский» учет отличается, но у продавца он столь же логичен, как и у покупателя. Если покупателю маржевые доходы позволяют уменьшить первоначальную стоимость приобретенного товара, то продавцу эти доходы увеличивают доходы от реализации товара. И, несмотря на то, что покупателю сахар был отпущен по цене рынка spot2, продавец, благодаря хеджированию, получил выручку, на которую рассчитывал, когда заключал фьючерсную сделку. Следовательно, и налоговые обязательства по НДС у хеджера возникли исходя из фьючерсной цены.

«Продать фьючерс» – не значит совершить «Реализацию»

И, наконец, попытаемся кратко обосновать вышеизложенное, и обратимся к главе 21 Налогового Кодекса еще раз. Статья 149 НК РФ гласит: реализация ценных бумаг и инструментов срочных сделок (включая форвардные, фьючерсные контракты и опционы) от обложения налогом на добавленную стоимость освобождаются (см. п.п.12 п. 2 ст. 149). По мнению автора, употребление слова «реализация» в отношении инструментов срочных сделок не совсем корректно, как и упоминание этих инструментов в одном ряду с ценными бумагами. При заключении срочной сделки перехода права собственности на возмездной основе, – т. е. того действия, которое, согласно Ст.39 НК РФ, понимается под термином Реализация, – не происходит. Производные финансовые инструменты (к каковым относятся и фьючерсы) свидетельствуют о праве на приобретение базисных активов, но не о переходе права собственности к покупателю; причем ни на базисные активы, ни на фьючерсный контракт, поскольку купить или продать фьючерс означает всего лишь занять соответствующую позицию на торгах. Несмотря на то, что на биржевом сленге занять позицию на срочном рынке фьючерсов означает купить/продать фьючерс.

Но, если при этом даже признать переход права собственности на фьючерс, то вторая часть обозначенного законом критерия признания факта реализации («на возмездной основе») не выполняется, поскольку за право занять позицию участник биржевых торгов не платит, он всего лишь вносит залог – гарантийную маржу, которая, в случае успеха, ему же и возвращается. В отношении обращающихся на бирже фьючерсов говорить о реализации столь же неуместно, как признать участников обычных аукционных торгов уже состоявшимися покупателями только на том основании, что все они «заняли позицию покупателя» и внесли залог.

Показанные выше на примерах схемы проводок основываются именно на том предположении, что, хеджер, занимая на срочном рынке выбранную позицию, – будь то позиция покупателя или позиция продавца, – не торгует фьючерсами, а демонстрирует намерение купить/продать товар, который является для фьючерса базисным активом. Впрочем, то же самое можно сказать и о спекулянтах, т. к. они тоже демонстрируют такое намерение. Не факт, однако, что реальной поставкой сделка завершится у хеджера. Хеджер точно так же, как и спекулянт, закрывает свою позицию в подходящий для себя момент, получает свой выигрыш (маржевой доход) и на том его контакт с биржей прекращается.

Другое дело, что для спекулянта маржевой доход – это прибыль, а для хеджера – компенсация предполагаемых потерь от роста/снижения цен на тот товар, который он намерен купить/продать. Что последний и делает сразу по закрытии своей позиции на бирже: покупает товар, как обычно, у своего поставщика или продает своему покупателю – контрагентам, с которыми сложились давние, устойчивые связи. В результате ни тот, ни другой не в убытке. Убыток потерпел кто-то третий – тот, кому в биржевых играх не повезло.

Торговля фьючерсами: налоговые нюансы

Таким образом, НДС не взимается с биржевых операций, проводимых без непосредственного участия базисных активов, будь то собственно биржа или любой участник торгов, который не завершает сделку реальной поставкой. Статья 149 освобождает от НДС торговлю фьючерсами3, но не операции, проводимые с базисными активами. Собственно, это все, что можно сказать, если попытаться выразить содержание п.п.12 п.2 Ст. 149 НК РФ в совсем уж простых понятиях. Остается лишь добавить, что это освобождение никоим образом не касается операций, проводимых с активами, которые хеджировались. Такие операции есть обыкновенная купля-продажа, проводимая в рамках обычной операционной деятельности и, согласно Ст.146 является объектом налогообложения. Почему при этом полученный в результате хеджирования маржевой доход влияет на величину налоговой базы – см. начало статьи.

Что касается налога на прибыль, то этим налогом облагаются и маржевые доходы хеджера, и маржевые доходы спекулянта. С той лишь разницей, что хеджер этот налог начисляет как налог с доходов от реализации (п.1 Ст.248 и п.2, п.5 Ст.304 НК РФ), не рассматривая его отдельно от операции с базисными активами, а спекулянт – как налог с внереализационных доходов (п.2 Ст.248 НК РФ). В целом подход тот же, что и при начислении НДС: у хеджера маржевой доход считается частью текущей операционной деятельности, а не учитывается обособленно, как у спекулянта.

Как следует из ст.301 НК РФ, в целях налогообложения срочные сделки подразделяются на два вида:

  1. сделки как операции с финансовыми инструментами;
  2. сделки о поставках базисных активов с отсрочкой исполнения.

К первым относятся рассмотренные в этой статье операции, – как операции хеджирования, так и спекулятивные. Вторые – это преимущественно форвардные контракты, т. е. операции, которые завершаются реальной сделкой, что для биржевой торговли явление практически невероятное. Однако если представить, что такое произошло, то в бухгалтерском учете это должно отразиться точно таким же образом, как это было показано в примере для хеджера.

1 Цена контракта на бирже фигурирует без учета НДС. Вопрос уплаты этого возникает лишь после того позиции будут закрыты, а участники сделки купят/продадут товар на рынке spot, или после закрытия позиций реальной поставкой (что случается реже).

2 По текущей рыночной цене.

3 Как и любыми другими деривативами: опционами и пр.

методология бухгалтерского учета