Еще раз о ключевой ставке Центробанка как факторе инфляции

О том, почему индексация пенсий не только не способствует инфляции, но реально является мерой её предотвращения.

Bev Jozwiak (Born 1953 in Vancouver, Washington). Low Key. The Red Cardinal. Watercolor

Все мы хорошо помним как почти сразу после начала СВО, а именно 28 февраля 2022 года, наш испугавшийся [гегемонова гнева] Центробанк резко поднял ключевую ставку в два раза - с 9,5% годовых до 20%. Дескать, возникли инфляционные ожидания.

И также хорошо помним, как в 2020 году в нашу Конституцию были внесены изменения, и что согласно новой редакции ст. 75, ч.6 и ч.7 государство обязано не реже одного раза в год проводить индексацию пенсий, социальных пособий и иных социальных выплат. При этом размер индексации не должен быть ниже уровня инфляции предыдущего года (рассчитывается исходя из роста потребительских цен за прошедший год, - см. Закон о страховых пенсиях).

А вот Центробанк то ли не помнил, то ли не придавал этим конституционным изменениям большого значения. Дескать, подумаешь, Конституция. Мы тут Регулятор, мы тут власть.

Однако, судя по последовавшему за этим стремительному откату ставки на прежние позиции, кто-то поумнее привел этих уважаемых людей в чувство, ткнув носом в статью 75 и спросил, считали ли они, сколько миллиардов потребует индексация пенсий, и не только пенсий. Ведь если ключевая ставка 20%, то процент коммерческих банков еще выше, а если кредиты такие дорогие, то заемщикам ничего не останется как поднимать цены, - здравствуй, инфляция под 30%, пенсионеры, готовьте кошельки, Конституция гарантирует вам компенсацию. Что есть чистая правда.

В общем, судя по происходящему в те дни, центробанковские и минфиновские получили по жопе за свои безответственные решения, из-за которых в бюджете пенсионного фонда могла образоваться дыра невиданных размеров.

Об этом неловко говорить... Центробанк нам лжет, что повышение ключевой ставки это противоинфляционная мера. Неважно, лгут эти люди от тупости своей природной или из каких-то соображений, намеренно, с некой целью. Так или иначе, но поднятие ключевой ставки - это, наоборот, мера, провоцирующая инфляцию (см. выше, как этот процесс саморазворачивается).

Предвижу возражение, мол, кредитов по столь высокой ставке (20+) на самом деле не было и близко. Да, действительно - кто ж рискнет по таким ставкам занимать. Зато существенно возросло количество льготных кредитов под низкий процент, благодаря немедленно принятым правительственным мерам по защите предпринимательства и поддержке отдельных категорий граждан.

Банки, дело в том что, не предоставляют кредитов себе в убыток. Но если низкий процент устанавливается Правительством - банкам эту разницу Правительство же и компенсирует. Из Федерального бюджета.

Теперь понятно, в какую жесткую копеечку обошлась государству эта "противоинфляционная мера" умников из Центробанка и Минфина?

Они так привыкли. И хотели, чтобы так продолжалось всегда: подняли ставку, наврали как будто это против инфляции (на самом деле для), в итоге на профит виде высоких процентов привлекли инвесторов, кредиторов и прочий интернациональный сброд, пополнили резервы - отчитались перед МВФ, и молодцы.

Есть надежда, они больше так не будут. Семьдесят пятая статья Конституции - надежный заслон произволу деятелей, возомнивших себя регуляторами всего.

Еще в категории

Саралидзе И.Г. Ожидание. 2015. Холст, масло. 58х37см 1245

Поскольку НДС является налогом на потребление, то и льготный режим действенен лишь в том случае, если льгота предоставляется не товарам, не услугам, не операциям не корпорациям, а именно потребителям.

Dorothy Lorenze. Chicks & Balances. Oil on board 7688

Россия, при численности населения в десять раз меньшей, чем в Китае, вырабатывает продукции в шесть раз больше. Иначе говоря, наша экономика в шесть раз эффективнее китайской.

Marcel Nino Pajot. Dîner de gala à la sous préfecture 4321

В росте курса доллара, подозревает Банк России, виноваты брокеры, - это они скупали на валютном рынке доллары в больших объемах с целью покупки в обход установленных правил акций нерезидентов, заблокированных в порядке контрсанкционных мер, и таким образом помогали инвесторам из недружественных стран выскользнуть из-под нашего контрсанкционного пресса.