Валютные резервы Центробанка и Гегемон

Ключевую ставку 20% Центробанк держал недолго. Но вовсе не по той причине, которая декларировалась. Экономика нашей страны уже несколько лет живет в совершенно иной парадигме.
Franz Marc (Franz Moritz Wilhelm Marc, 1880-1916). Blue-Black Fox. 1911. Von der Heydt-Museum Wuppertal

Давайте, наконец, расскажу какими мотивами руководствовался Банк России, когда вдруг поднял ключевую ставку более чем в два раза - с 9,5 до 20%. Решение было принято во внеочередном порядке, 28 февраля т. г. - сразу после того, как 26 февраля на сайте Белого Дома появилось совместное заявление глав Евросоюза, Франции, Германии, Италии, Великобритании, Канады и США о намерении "ввести ограничительные меры, которые помешают российскому Центральному банку использовать свои международные резервы таким образом, чтобы подорвать воздействие наших санкций".

Что затем, в начале марта, и произошло.

Интересно, что в пресс-релизе Банка России на реальную причину лишь мутный намек: "Внешние условия для российской экономики кардинально изменились". Но в заявлении председателя Набиуллиной, сделанном в тот день по итога заседания Совета директоров уже отчетливо угадывается реакция на то самое совместное заявление, которое 26 февраля опубликовано в Вашингтоне.

Это значит, что в Центробанке (и, очевидно, в Минфине тоже) знали и уже не сомневались даже, что обещание вашингтонских шавок наложить лапу на валютные резервы России, будет исполнено всенепременно.

И подготовились к неизбежному по-своему, как умеют - взвинтили под потолок ключевую ставку. Дескать, это для поощрения клиентов делать депозитные вклады и для снижения спроса на кредиты. Эльвира Сахипзадовна всегда в подобных случаях так и объясняет: "Основной инструмент, с помощью которого ЦБ влияет на инфляцию, — ключевая ставка. Чем она выше, тем привлекательнее становятся депозиты. И тем меньше люди склонны брать кредиты. Тем самым мы влияем на спрос".

Позвольте... Это как? Ведь если депозиты привлекают не для того, чтобы выдавать кредиты, то... для чего? Скажите нам правду!
Никто не скажет.

А я скажу, слушайте все. 

Если со стороны Центробанка одновременно предпринимаются два противоположных действия - с одной стороны поощряются депозитные вклады, а с другой закрывается доступ к кредитам, то это не что иное как стерилизация денежной массы. Попросту говоря, изъятие части денег из оборота. Почему противоположны - потому что средства на депозитах в обычных обстоятельствах это кредитные ресурсы. А если доступ к кредитам перекрыт (скажем мягко: ограничен высокой ставкой), то средства на депозитах это буквально - деньги, загнанные в депо.

Ничего преступного в этом нет, но пусть попробует мне кто-то доказать, что подобные решения имеют хоть какое-то отношение к борьбе с инфляцией.

И - да, это не преступление. Но не спорьте, это аморально - клиентов, обладающих избыточными денежными накоплениями поощрять, открывая им возможность, ничего не делая, свои накопления приумножить, а клиентам, нуждающимся в инвестиционных ресурсах, закрывать возможность обратиться за кредитом по приемлемой ставке и т.о. способствовать закрытию производств со всеми вытекающими - безработицей и увеличением государственных трат на социальные выплаты. И далее со всеми остановками, конечная - стерилизация денежной массы. И так по новому кругу "борьбы с инфляцией".

Понимаете... (ищу как это объяснить, чтобы понятнее) в этот бассейн, в котором плещется вся рублевая масса в обороте, вливается из двух труб широкого диаметра: а) из Центробанка посредством кредитов коммерческих банков и б) из Казначейства по распоряжению Минфина согласно бюджетной росписи. И еще одна, такая же широкая, из которой выливается - по ней Центробанк втягивает рублевую массу к себе обратно, путем той же стерилизации через повышение ключевой ставки, завлекая всех, у кого "лишние деньги" делать депозитные вклады вместо скупки товаров впрок, или путем валютных интервенций.
Причем тут валютные интервенции, объясняю: потому что результатом продажи центробанком инвалюты является изъятие рублевой массы из оборота, т.е. та же стерилизация. Валюта ушла за рубеж, а во внутреннем обороте уменьшился объем рублевой массы.

Если же происходит обратное - Центробанк выбрасывает рубли, скупая инвалюту, - рубли в обороте гуляют недолго, стерилизация на соответствующую сумму рано или поздно будет проведена, этонеотменимо. Перед тем Центробанк протрубит об "инфляционных ожиданиях" или о "закредитованности населения", тут уж какую причину сочтет уместной. 

Так это работает.

В итоге что получается. Когда центробанк борется с инфляцией путем стерилизации, т.е. делает всё, чтобы люди со скромным достатком не могли запастись гречкой впрок, государство со своей стороны наращивает социальные выплаты, поскольку на деле выходит, что т.о. центробанк не борется с инфляцией, а наоборот, создает её. Образно говоря, государство вынуждено через свою казначейскую трубу вливать в бассейн "воду" всякий раз, когда Центробанк через свою трубу сливает её из бассейна, втягивая в свои депо.

А инфляцию, на борьбу с которой якобы направлены такие действия, всё это только стимулируют к росту. В конкурентной среде разорение одних производителей способствует поднятию цен у других. По той простой причине, что в итоге для оставшихся открывается новая рыночная ниша.

Это не борьба с инфляцией, это борьба с достатком в домохозяйствах.

Но в этот раз нам повезло.

Финансовые власти недолго держали 20% ставку - спохватились, поняли что натворили, и давай сдавать назад большими и частыми прыжками. А, может, кто-то поумнее покрутил им пальцем у виска и спросил, считали ли они, сколько миллиардов потребует индексация пенсий, а также всех других социальных выплат и пособий, - её ведь согласно новой редакции Конституции (ст. 75, ч.6 и ч.7) государство обязано проводить не реже одного раза в год (ключевое - не реже), причем в размере, превышающем инфляцию.

Хочется думать, что именно по этому поводу Президент Путин выразил удовлетворение действиями монетарных властей на данном этапе санкционного давления на нашу страну, сказав, что инфляция — нормализуется, а действия ЦБ РФ по повышению процентной ставки — были правильными.
И добавил: "Важно, что эти действия дополняются и решениями по линии правительства".

Пенсионеры довольны. И семьи с детьми тоже. А равно и другие социально защищенные граждане.

Вполне возможно, сами монетарные власти над этим не задумывались. Эти застрявшие в святых 90-х люди всё ещё живут в той парадигме: качаем нефть - всё остальное купим.

Общеизвестно, что рубль привязан к доллару по соглашению с МВФ, которое требует, чтобы наличие российской национальной валюты не превышало объем золотовалютных резервов России по текущему курсу. То есть соответствовало резервам в запасах золота и запасах конвертируемых валют, евро и долларов. Причем вовсе не один к одному, а существенно меньше, т.к. инвалюта при условиях встроенности экономики в систему международного разделения труда требуется не только для того, чтобы "всё остальное купить", но чтобы часть её запасов служили гарантией возврата кредитов, полученных корпорациями в иностранных банках, вернее сказать - залогом.

Сам же доллар формально ни к чему не привязан и зависит от имиджа США на планете. Фактически же - привязан к мировым запасам нефти, в т.ч. нашим, ведь мы сами это допустили, приняв формулу "Нефть - доллар - рубль" (подробно об этом ТУТ и не только).

Если доллар обнулится, то исчезнут и золотовалютные резервы в долларах, наскирдованных Центробанком. Вся валютная куча превратится в черепки. Что частично уже и произошло.

Так какими мотивами руководствовался Банк России, когда решил резко поднять ключевую ставку более чем в два раза - с 9,5 до 20%.

Слушайте внимательно, в учебниках так запросто об этом не напишут. И то, что Центробанк лопочет о золотовалютных резервах, тоже всё равно, что ничего. Нет, слегка поправлюсь: в учебниках написано про всё и правильно, только с выкрутасами - трезвый не поймет.

О мотивах, кратко. Центробанк, принимая на внеочередном заседании 28 февраля решение о поднятии ключевой ставки до 20% (см. начало), исходил из понимания неизбежности заморозки валютных резервов и необходимости в связи с этим привести объем рублевой массы в обороте в требуемое правилами МВФ соответствие объему той части резервов, которая останется доступной.

И тут, по мысли собравшихся, только два пути: или сделать "доллар по 200", как грозился гегемон в лице дряхлого Джо, или провести стерилизацию рублевой массы. И был выбран второй путь.

Что было дальше, все знают.

Продолжение следует. Расскажу, почему неверны оба пути. Если коротко: потому что экономика нашей страны уже несколько лет живет в совершенно иной парадигме - мы уже не ориентируемся на некогда навязанное нам правило "всё остальное купим". А Центробанк и Минфин всё ещё там.

Комментарии (0)

Здесь еще нет комментариев

Вход

Еще в категории

Raoul Dufy (1877-1953). Baccarat (also known as The Party). 1930-1940. Private collection 347

Международные резервы Центробанка - это не запас на черный день, не кубышка, не "подушка безопасности". Международные резервы - они работают вместо рублей, а не в дополнение к ним.

Franz Marc (1880-1916). Roter Hund. 1911. Öl auf Leinwand.50x70 cm. Staatsgalerie, Stuttgart 552

Вообще-то не украденные, а замороженные. Это суверенные активы, и присвоить их никакой юридической возможности нет, пока жива страна и существует государство как суверен.

Franz Marc (Franz Moritz Wilhelm Marc, 1880-1916). Blue-Black Fox. 1911. Von der Heydt-Museum Wuppertal 597
Ключевую ставку 20% Центробанк держал недолго. Но вовсе не по той причине, которая декларировалась. Экономика нашей страны уже несколько лет живет в совершенно иной парадигме.